Бернард Вербер «Муравьи» Насекомые дают людям прикурить

Самый читаемый писатель во Франции потихоньку завоевывает весь мир, и Россию, в том числе. Учитывая качество его первого романа «Муравьи», особых проблем с этим у него не будет.

Самый читаемый писатель во Франции потихоньку завоевывает весь мир, и Россию, в том числе. Учитывая качество его первого романа «Муравьи», особых проблем с этим у него не будет.
Верберу 45 лет, из них 10 он посвятил журналистике. Результаты были огогошными – в 1983 году ему вручили премию фонда News как лучшему молодому репортеру за материал о неком виде муравьев, обитающем на Береге Слоновой Кости. Но пресыщенный этой сферой деятельности месье Вербер обратился к писательской стезе.
«Муравьи» зародились в его голове еще в 16 лет, но свет книга увидела только в 1991г. В России она выходит годы спустя.
Его первый роман трехслоен. На поверхности: любопытные цитаты из «Энциклопедии относительного и абсолютного знания» (в 1993 г. Вербер публикуют одноименное произведение).
Второй пласт более расширен и углублен. Это  рассказ о молодой семье, переехавшей в квартиру, оставленную им умершим родственником. В их новом жилище находится подвал, практически бездонный. И в нем исчезают не только жители квартиры, но даже полицейские, отправленные на их поиск. В конце концов, подвал замуровывают, но читателю все-таки удастся утолить любопытство. Что же произошло в черной бездне с пропавшими, можно будет узнать на последних страницах романа. Поэтому не торопитесь зачитать вслух концовку.
Третий слой, уже исходя из названия, оказывается главным. Он посвящен жителям огромного муравейника, расположенного не так далеко от места действия человеческих героев. Муравей-самец сталкивается с таинственным оружием, мгновенно убивающим, несколько десятков его товарищей. Пытаясь поднять тревогу в своем жилище, он сталкивается с преступным безразличием. Некоторое время спустя, самца пытаются убить сородичи. В общем, шпионский детектив из жизни насекомых набирает обороты, интрига закручивается, и читать роман становится все интереснее.
Самый любопытный натуралистский роман со времен Дарреловской «Моей семьи и другие звери» ведает о муравьях с такой любовью и уважением, что не проникнуться симпатией к ним просто невозможно. Множество любопытнейших открытий об их внутреннем мире показывают этих насекомых как минимум не менее развитыми, чем людей.
Ну и финал «Муравьев» становится апогеем верберовского творчества. Очень умная, жесткая и потрясающая финишная прямая делают произведение одной из достойнейших жемчужин среди книг последних  десятилетий. Читать обязательно, оторваться просто не получится.     
Остается добавить, что «Муравьи» являются первой книгой в трилогии. Далее следуют «День муравьев» и «Революция муравьев». Отказаться от желания прочесть и их после блестящего дебюта невозможно.
P.S. Не могу удержаться от упоминания главного открытия: здесь люди научились разговаривать с муравьями. Вот только ничего хорошего из этого не получилось. Все, умолкаю.

Цитата:
«За все то время, пока сменялись бесчисленные поколения, Муравьиный Город научился обороняться от таких неприятностей. Среди мечущейся толпы муравьи из касты артиллеристов строятся в отряды и определяют первоочередные задачи.
Они окружают самый уязвимый участок дятла: шею. Они становятся в позицию близкого огня. Их брюшки нацеливаются на птицу. Огонь! Изо всей силы своих сфинктеров они выстреливают струями сверхконцентрированной муравьиной кислоты.
У птицы возникает неожиданное и болезненное ощущение, будто ее шея затянута шарфом из булавок. Птица борется, хочет освободиться. Но она зашла слишком далеко. Ее крылья уязвимы в земле и веточках купола. Она снова атакует языком, пытаясь убить как можно больше крошечных противников.
Новый отряд солдат принимает эстафету. Огонь! Дятел дергается. Сейчас это уже не булавки, а иглы. Он нервно стучит клювом. Огонь! Кислота брызгает снова. Птица дрожит, ей уже трудно дышать. Огонь! Кислота разъедает нервные окончания. Птица в западне.
Стрельба прекращается. Отовсюду бегут солдаты с широкими мандибулами (первая пара челюстей у насекомых), они проникают в раны, оставленные кислотой. С другой стороны остатков купола на поверхность земли вырывается легион солдат, он находит хвост птицы и начинает буравить самый пахучий участок: анальное отверстие. Инженерные войска быстро расширяют проход и проникают во внутренности птицы.
Первому отряду удалось прорвать кожу на горле. Когда потекла кровь, выделенпие феромонов тревоги прекратилось. Битва выиграна. В горле проделано широкое отверстие, туда устремились целые батальоны. В гортани птицы еще остались живые муравьи. Их спасают.
Потом солдаты проникают внутрь головы, ища ходы, которые позволят им достичь мозга. Один рабочий находит дорогу: сонная артерия. Надо еще определить нужную: ведущую от сердца к мозгу, а не наоборот. Вот она! Четыре солдата рассекают трубопровод и бросаются в красную жидкость.
Увлекаемые сердечными потоками, они скоро достигают середины полушарий мозга. Сейчас они примутся за серое вещество.
Зеленый дятел, обезумев от боли, перекатывается с боку на бок, но он ничего не может сделать с захватчиками, разъедающими его внутренности изнутри. Группа муравьев проникает в легкие и выделяет там кислоту. Птица заходится кашлем.
Целый армейский корпус проникает в пищевод, чтобы в пищеварительной системе осуществить стыковку со своими коллегами из анального отверстия, быстро поднимающимися по толстой кишке, разрушая по дороге все органы, до которых можно дотянуться мандибулами. Они копают живое мясо, как обычно копают землю, берут последовательно приступом зоб, печенку, сердце, селезенку и поджелудочную железу так, как они берут крепости. 
Иногда несколько муравьев тонут в неожиданном потоке крови или лимфы. Но это случается только с неосторожными, не знающими, где и как нужно подрезать.
Остальные методично продвигаются вперед среди черной и красной плоти. Они умеют отпрянуть, чтобы их не раздавили спазмы. Они избегают участков, где находится желчь или желудочный сок.
В конце концов, две армии воссоединяются на уровне почек. Птица все еще жива. Ее сердце, исполосованное мандибулами, продолжает посылать кровь по разрушенной системе труб.
Рабочие, не дожидаясь последнего вздоха жертвы, формируют цепочки, передающие из лапок в лапки куски еще трепещущего мяса. Ничто не может устоять перед маленькими хирургами. Когда они начинают распиливать части мозга, дятла сотрясают последняя конвульсия.
Весь Город сбегается, чтобы освежевать монстра. Коридоры кишат муравьями, принимающими к себе кто перышко, кто пушинку в качестве сувенира.
Уже принялись за работу отряды каменщиков. Они будут реконструировать пострадавшие купол и коридоры.
Со стороны создается впечатление того, что муравейник ест птицу. Проглотив ее, он ее переваривает, распределяет ее плоть и жир, ее перья и кожу в те уголки, где они будут полезнее всего для Города».

Ю. ША.



 
artpark.ru Смотри, читай!
© Все права защищены. 2009 - 2018 г.