США: впечатления и expressions

…Америка мне не понравилась сразу. Ей было на меня плевать. Она была большая, непонятная и совсем не хотела объяснять, как и по каким правилам здесь надо жить… Страну делают люди. А в США еще и страна делает людей. Про перманентный американский смайл скажу только то, что он заразен. Улыбаешься, даже не заботясь об искренности, потому что перед тобой такая же автоматическая улыбка…

Америка. Начну с того, что, даже начиная о ней просто думать, автоматически переходишь на мат. В этом нет ничего плохого. Это абсолютная норма. В Америке начинают думать матом все студенты, независимо от национальности, уровня воспитания и насыщенности словаря нецензурной лексики до приезда в эту Мекку иммигрантов из Мексики.
Потому что по-другому работать там было нельзя. Ох, прав оказался человек, сказавший мне, однажды побывав в Америке, что это 95% work и только 5% travel. Но в агентстве-то этого не говорят.
Америка мне не понравилась сразу. Ей было на меня плевать. Она была большая, непонятная и совсем не хотела объяснять, как и по каким правилам здесь надо жить. Пришлось придумывать свои.
Американцы в корне, отличались от всех людей, которых я ранее когда-либо видела и знала. Они поражали своей…неприспособленностью. Помощи они не просят – они ее требуют. И впадают в полный ступор, по какой-то причине ее не получая. Вполне очевидно, почему наибольшее количество супергероев сосредоточенно именно в американском кино. Здесь жизненно необходима эта святая уверенность, в том, что обязательно кто-то придет и спасет мир. Не забыв об отдельных жителях.
Страну делают люди. А в США еще и страна делает людей. Про перманентный американский смайл скажу только то, что он заразен. Улыбаешься, даже не заботясь об искренности, потому что перед тобой такая же автоматическая улыбка. О да, они дружелюбны.
И непременное обращение BABY, которое у меня вызывало не улыбку, но оскал. Впрочем, позднее, когда один паренек сказал, что его тоже постоянно называют аналогичным образом, только женщины – я немного успокоилась, с неохотой признавая, что это всего лишь издержки работы.
По вечерам я работала на заправке. И развлекалась по полной программе. Шутила, дерзила, грубила, флиртовала. Благо английский на тот момент уже позволял. Особенное удовольствие доставлял стеб над несчастными мексиканцами. Один запал в душу надолго – пахнущий рыбой, потный. неопределенного возраста – он приходил почти каждый вечер и делал только одну покупку – три пачки презервативов. Один раз набралась наглости спросить, зачем ему столько – не понял. Они в большинстве своем  не говорят по-английски. Совсем.
Вообще-то можно сказать, что с работой мне там повезло. По утрам я работала в небольшом магазинчике, торгующим орехами, где по большому счету занималась тем, что читала книги в Интернете и слушала джаз.
Зато по вечерам, на заправке, невозможно было слушать ничего кроме рока. Бесплатный кофе, почти бесплатные сигареты – и непрерывный поток людей.  Именно по вечерам я и изучала американцев.
Сразу оговорюсь, что друзьями среди них я так и не обзавелась. Не сложилось. Я не знала, как себя с ними вести – и мне становилось скучно в считанные минуты. А еще постоянно чувствуешь себя диковинной зверушкой, о которой многие слышали, но видят впервые. Девушка из России. Что экзотичного в этом, если честно, не понимаю. Съездили бы разок на Брайтон-бич и удовлетворили свое любопытство сполна. Забегая вперед, скажу, что я там была – самое яркое впечатление – русские бомжи. Что-то я не понимаю в этой жизни…В Америке что, бомжевать престижнее?..
Так вот. Девушка из России. После первых восторгов, неизменно задавался вопрос – а собственно из какой части далекой и дикой страны я приехала в славную Америку.– Москва, Санкт-Петербург или Север? На выбор давались именно эти варианты. Попытки объяснить, что такое Урал заведомо были обречены на неудачу. Через пару недель я коротко отвечала, что из Питера. Честное слово, ну не с Севера же…
А народ из Болгарии, Польши, Румынии и тэ.пэ. не менее лаконично говорили, что они из Европы и с готовностью соглашались быть гражданином любой названной страны. Лишь бы отстали.
Лично я нашла друзей именно среди европейских студентов. Большинство из них были совершенно неуправляемыми и безбашенными. Работа с утра до ночи, час на то, чтобы поесть, принять душ, одеться – и в клуб. Очень многие жили на энерготониках. Я жила на кофе. Не многим лучше, в принципе.
Там каждый месяц был за год. В плане новых знакомств, ежедневных маленьких открытий и разочарований. Там реально взрослеешь. Это концентрированный коктейль, в котором намешано все – деньги, работа, дружба, любовь. Пропорции варьируются. Но в голову бьет неизменно. Поэтому не надо смотреть на людей, только что вернувшихся из США, как на позеров. Им плохо. У них похмелье.
Впрочем, вновь возвращаясь к американцам. Они по сути своей все же очень отзывчивы. И всегда готовы помочь. Бескорыстно. Однако это я увидела только во время своего мини-трипа в Нью-Йорк. У меня было три дня наедине с Ним. За это время я успела очень многое – параллельно постоянно садясь куда-то не в ту сторону, выходя на ненужной станции, путаясь в карте… И всегда находились люди, которые не просто рассказывали, как добраться до необходимого пункта, но и провожали. Особо показателен тип из Гарлема, который в третьем часу ночи с тремя пересадками на метро довез меня таки до моего хостела, при этом был очень вежлив и почти всю дорогу молчал. Что я делала в Гарлеме? Я потерялась.
Все время попадались милые обходительные мужчины, которые таскали мои чемоданы по ступеням, по улицам. Можно было даже не просить – они сами подходили. Вот тут наши парни, конечно, проигрывают практически всухую. А жаль.
Вообще, жители нью-йорка – это не американцы в полной мере. Они более самостоятельны. Язвительны. Не так дружелюбны. У них усталость в глазах – особенно у продавцов ночных магазинов. Это просто надо видеть. Один китаец меня потряс до глубины души. Представляете, стандартный магазинчик с едой, сигаретами, пивом – и среди такой прозы этот сфинкс с глазами Будды.  И Вивальди. Нечеловечески красиво, на самом деле.
И подобные стоп-кадры попадались на каждом шагу. Перечислять можно вечность, при этом вспоминая еще и еще. Особенно впечатляли музыканты в метро. В большинстве своем - темнокожие. Боже, как они поют. Дело даже не в голосах – дело в энергетике. Они закрывали глаза – и были где-то не здесь, но тебе туда при этом совершенно не хотелось. Потому что это не твое место, а их. И ты просто стоишь, впитываешь странные, чужие тебе мотивы кожей, безотчетно радуясь за кого-то, кому сейчас на самом деле хорошо.
Были люди, эпизодические персонажи, которые дополняли картину восприятия, с ними можно было просто познакомиться, поговорить, походить по улицам – и просто исчезнуть. Я так и делала. Бродила, фотографировала, иногда благодаря кого-нибудь там, наверху, что я не слепая. И Америка для меня становилась все более рельефной, проявлялась, как на негативе. Она, черт возьми, такая многоликая.
Сначала я ее ненавидела. Потом привыкла. Уезжая, я понимала, что буду скучать. И обязательно вернусь. За собой. За людьми, которых я здесь встретила. За тем самым коктейлем.

Альмира Султанмуратова



 
artpark.ru Смотри, читай!
© Все права защищены. 2009 - 2018 г.