Патти Дифуса и другие тексты Педро Альмодовара

Книга  странная. Ее сложно назвать интересной либо же занимательной, но необычной точно.  На первый взгляд простая, местами примитивная. «Дневник» -  прежде всего для поклонников Альмодовара, любителей экзистенциальных мелодрам на экране, в литературе и в жизни…

Книга интересна хотя бы тем, что это единственная книга прозы одного из самых талантливых скандальных ярких (добавьте эпитеты) режиссеров современности. «Дневник Патти Дифуса» Педро Альмодовар писал с перерывами лет десять, в те далекие 1980-е, когда его карьера как режиссера только начиналась. Книга  странная. Ее сложно назвать интересной либо же занимательной, но необычной точно.  На первый взгляд простая, местами примитивная. «Дневник» -  прежде всего для поклонников Альмодовара, любителей экзистенциальных мелодрам на экране, в литературе и в жизни - веселая, ироничная, местами претендующая на радикализм, занимательная, но совершенно, честно говоря, ожидаемая. Всю ее, от начала до конца необходимо читать, помня об авторе, о стиле его фильмов и строить в голове собственный видеоряд.
Цитата: «Мы отправились в «МАК», один из притонов для красивой публики, потерявшей ориентацию. Диск-жокей знает, что говорить там совершенно не о чем, и заводит такую громкую музыку, что даже глазам больно.
Я заставила диджея сделать потише и крикнула: «Эй, народ, есть кокс, на всех хватит!»
До этой минуты бар казался ремейком вечеринки оживших мертвецов, однако моего выкрика оказалось достаточно, чтобы расшевелить эти тела. Через мгновение мы были окружены кучей парней и девиц, которые мечтали, чтобы с ними что-нибудь произошло.
- Выбирай сам, - сказала я своему американскому другу.
Он начал прикасаться к избранным своей тростью, словно волшебной палочкой. Мы со всей компанией отправились в туалет. Было в этом ощущение праздника. На барной стойке переводчик оставил кучу белого порошка, чтобы оставшиеся сильно не расстраивались. Американцы – они такие».
Ну как, возник видеоряд?
Патти Дифуса, звезда порно-комиксов, жизнь которой развивается будто бы по их сценариям. Девушка, всерьез злоупотребляющая заглавными буквами («В такое время мое ВООБРАЖЕНИЕ путается с моими ЖЕЛАНИЯМИ, а мои желания не имеют ГРАНИЦ»), абсолютно уверенная в собственной правоте, символ своего времени – прекрасной эпохи, начавшейся в Америке 60-х, в Испании пришедшейся на 80-е, а до наших холодных просторов докатившейся только в безумные 90-е.
О потрясающем в своей органичности раздвоении личности Альмодовара можно только восхищенно молчать. Ситуация, когда персонаж, разговаривает со своим создателем в попытке лучше понять, кто же она на самом деле и какая, заставляет усомниться в реальности вообще всего. Здесь нет грани между воображением и реальностью. Они не просто сливаются, они взаимодополняемы. Одно без другого просто не существует. Как не может существовать Патти Дифуса без Педро Альмодовара. Как Педро Альмодовар не может существовать без своего Альтер эго – лица целой эпохи, прошедшей под знаком распущенности и вседозволенности, Патти Дифуса. Сценарии к ранним фильмам режиссера писала тоже она. В «Дневнике» можно найти все сценарные ходы, так любимые Альмодоваром.
Здесь также можно «посмотреть» на великих того времени. Почему-то в описании Альмодовара присущий талантливым наркоманам и пьяницам кинематографа шарм не то, чтобы теряется, но немного меркнет. «Каждый день нас по новому представляли богу Уорхолу, но он никогда нас не узнавал. В Мадриде Энди полностью отдался своему аутизму, его деятельность ограничивалась приходом на места событий, и даже если он кого-нибудь фотографировал, то чисто машинально, и создавалось впечатление, что в камере нет пленки. Больше всего он интересовался маркизами, графинями и им подобными – вдруг кто-нибудь закажет ему портрет, однако, по-моему,  никто на это не клюнул». Цитата из пролога.
Под «другими текстами» же подразумеваются писательские эксперименты Альмодовара, который, по его словам, всегда чувствовал в себе «призвание».  История создания у каждого отдельно взятого текста своя, но написаны они в неизменно насмешливом авторском стиле. Так, в четырех главах советов «Как добиться мировой славы…» Альмодовар откровенно издевается над собственным путем в кинематограф. Отдельного акцента заслуживает «Самоинтервью-1984», опять же только из интереса к чужому самокопанию, особенно если этот чужой – великий режиссер- эксцентрик.
Помимо рассказов, написанных в восьмидесятые, сборник дополнен заметками к некоторым картинам, снятым несколько позднее – «Кика», «Цветок моей тайны» и «Живая плоть».
Лучший способ для ознакомления с книгой – при одновременном просмотре какого-нибудь из фильмов автора.

Альмира Султанмуратова



 
artpark.ru Смотри, читай!
© Все права защищены. 2009 - 2018 г.