«Тупой панк-рок для интеллектуалов». Обзор книги и парочка ласковых слов от автора, Дмитрия «Сида» Спирина

Получив богатый опыт телефонного общения с типичными слушателями "Нашего радио", я смог нарисовать для себя лично собирательный портрет фаната "русского рока". Это, как правило, скованные, опутанные тупыми догонами и чужими стереотипными представлениями о жизни, узколобые ханжи. Иногда я прихожу в ужас от мысли о том, что радио с подобной аудиторией - единственная станция в стране, которая берет в эфир наши песни…

Я пишу эту книгу, в том числе в расчете на то, что основная масса потенциальных читателей - взрослые и вменяемые люди без глупых комплексов. Не ханжи и не учащиеся третьих классов школ…

 

Дмитрий Спирин – легендарная личность для знатоков отечественного панк-рока. Он – бессменный лидер группы «Тараканы!» и один из тех, кто стоял у истоков этого направления в России. Вне всякого сомнения, книга придётся по вкусу далеко не всем: обилие слэнга, ненормативной лексики, профессиональных терминов и безапелляционных суждений резко сокращает круг потенциальных читателей. Зато те, кто хочет побольше узнать о «шоу-бизнесе по-русски» и так называемом «русском роке» - найдут в лице автора занимательного и остроумного рассказчика.

 

То, что Дмитрий Спирин – прежде всего музыкант, видно во всём. Книга составлена как альбом, с интро и бонус-треком, а главы – самые настоящие панк-рок песни. Для создания аудиальной картины происходящего чтение следует совмещать с прослушиванием дискографии группы «Тараканы!».

 

О предпочтениях автора:

 

Я - больной человек. Я - тупо фанат Ramones. И я скажу честно - меня мало *бет рок 80-х. Еще меньше - рок 90-х. Мои любимые панк-группы - те, что снимают Ramones, или играют в их духе. С тех пор, как я услышал их, музыка перестала существовать. Остался панк-рок.

 

Панк – рок: терминология, мироощущение, рок-культура в России.

 

Все считают, что известные панк-банды - это дичайшие люди, которые выйдут и не песни будут петь, а заблюют всех кровью.

 

Понятие "панк-рок" перестало иметь в наше время четкие дефиниции. Каждый определяет это для себя сам. В силу имеющейся информации и развитости в рамках панк-культуры, естественно. Другими словами, каждый носитель ее и каждый адепт имеет собственные инструменты для конструирования словообразований и определений, но не у каждого этих инструментов много. Особенно это касается России, страны, которая долгое время была изолирована от остального мира, да и сейчас назвать ее полноценной частью мирового сообщества весьма сложно. К тому же, Россия еще и сама частенько не желает быть частью мира, находясь в поисках всегда и во всем своего собственного пути.

 

Желание иметь гражданскую позицию ограничивается среди панков в России проявлением ксенофобии и фашизма, а многообразие и свободомыслие трактуется как отход от "панковских канонов".

 

Получив богатый опыт телефонного общения с типичными слушателями "Нашего радио", я смог нарисовать для себя лично собирательный портрет фаната "русского рока". Это, как правило, скованные, опутанные тупыми догонами и чужими стереотипными представлениями о жизни, узколобые ханжи. Иногда я прихожу в ужас от мысли о том, что радио с подобной аудиторией - единственная станция в стране, которая берет в эфир наши песни.

 

Мы не любим русский рок потому же, почему не любим китайский джаз или итальянский хардкор. Русский рок - надуманный феномен, просто калеки придумали себе мир, в котором им красиво жить, и в котором они не калеки.

 

Как сказал мне Миша Козырев, когда "Много телок и пива" с треском вылетела из его "Чартовой дюжины", не проведя там и двух недель: "Если бы "ДДТ", или "Чайф" сочинили такую песню, она бы стала "большим хитом". Смысл в том, что ни "ДДТ", ни "Чайф" никогда бы не сочинили подобное. Эта песня - бодряк, и бодряк в ней - это основноей и, я боюсь, единственный смысл. Но хорошее настроение - это не то, что люди в России ждут от рока, от песен рок-групп. Создавать хорошее настроение в России - общепризнанная прерогатива поп-музыки.

 

О группе:

 

Банда должна стать единственным смыслом существования, если только вы действительно хотите заниматься этим всегда, а не только в юношестве. Не иметь побочной "нормальной" работы - значит сжечь все мосты и согласиться с тем, что панк-рок для тебя - не игрушка и не временное развлечение. Не образ жизни и не стиль ее, а САМА ЖИЗНЬ.

 

О «звездных» встречах:

 

Наш аппарат постоянно ломался, и в принципе, был хилым и говняным. Мы нуждались в нормальном оборудовании для базы, а у Наива был аппарат. Таким образом, в декабре 1991-го они уже репетировали у нас. Ногу Свело тоже были здесь. Также иногда к нам приезжали Ва-Банкъ.

 

Светлана Лазарева и Мальчишник, Сектор Газа и Демарш, Кар - Мэн и Наталья Гулькина... Мы перезнакомились с множеством артистов, причем пафосные и вроде бы заносчивые поп - музыканты оказывались на поверку компанейскими людьми, легко идущими на контакт, и наоборот... После одного шоу я возвращался домой на метро, и вдруг заметил, что в моем вагоне едет еще один участник концертов, чувак из Мальчишника (все мы его знаем теперь под именем Дельфин). Я на бодряке пересел к нему, с телегой сорта: "Привет, ты что, тоже, где - то по этой ветке живешь?". Ха! Чувак покосился на меня, плюнул сквозь зубы что-то малоразборчивое и пересел на другой диван. *уйли, они уже стояли в начале большого пути, ходили под Айзеншписом, и все такое…

 

Однажды, в одну из таких поездок (было это в начале 96-го) к нам с Рубаном перед концертом в "Горе" (питерский клуб) подошли двое чуваков. Один - в рыжей бороде и длинных волосах, собранных в хвост, назвался Дмитрием. Второй - с практически отсутствующими передними зубами на верхней челюсти оказался Михаилом. С места в карьер, чуваки быстро и популярно в двух словах объяснили нам расклад: "Вы думаете, что здесь "Текила" и "Кирпичи" у людей популярны?" "Да мы... че-то не особо задумывались на этот счет. Ну да, вроде бы в Москве и те, и другие известны людям". "На самом деле, чуваки, мы здесь главные. И скоро будем главнее, чем кто-либо". - "*бать, да кто же вы такие?" - "Группа наша называется "Король и Шут". Я - директор. Миха, вон - певец"...

 

Девушка, снимавшая вместе с нами одну из двух комнат, дружила с питерским чуваком по имени Саша. Саша этот частенько приезжал в Москву и останавливался на ночлег у нас. Он пел в малоизвестной группе под названием "Сплин". С этим Сашей мы пару раз жарили пельмени и запивали их водкой. Простой и веселый парень, достаточно общительный для человека из С-Пб. В один из моих отъездов, Наташа (так звали девушку) по просьбе парня дала ему мою раздолбанную акустику, которую я использовал для сочинения песен. На гитаре была всего пара струн, мне этого всегда было достаточно. Оказалось, что этого достаточно было и Саше. Его, по всей видимости, достали в Москве питерские музы и он сочинил в нашей квартире пару новых вещей для своей банды. Одна заунывная мудянка была про колесо. Вторая была про Натаху, которая в тот момент готовилась к сессии на заочном. Эта песня под названием "Орбит без сахара" вскоре была записана и пошла по всем без исключения радиостанциям, принеся "Сплин" первый массовый успех. Больше я Сашу не видел.

 

Как-то после одного из концертов журналист Алексей Певчев познакомил нас со своим приятелем, андеграундным музыкантом Найком Борзовым. Найк - человек с панк-корнями. В начале 90-х все Давыдково сидело на записях его первой группы "Инфекция". Найк дико прикололся от нашего сета и предложил попробовать сделать совместную запись под названием "Тараканы!" и Борзов". К сожалению, я получил активное сопротивление внутри "Тараканов!" в отношении этой идеи. Парни не нашли ничего прикольного в том, чтобы делать совместную пластинку с "каким-то" Найком Борзовым. Ровно через год "какой-то" Найк Борзов запустил на радио свою новую песню "Три Слова". Еще через несколько месяцев стало ясно, что страна получила новую звезду, парня, сидевшего в подполье чуть ли не 15 лет. Парня, с которым "Тараканы!" чуть не записали совместную пластинку.

 

Смесь из трэш-спектакля, нарезанного на серии, ведения в хоррор-стиле с легкими элементами порно и тотально некоммерческого индастриал и нойз-видео - вот чем была "Дрема". Вован и несколько его актеров (среди них Анфиса Чехова, известная в будущем телеперсона) появлялись на экране в кожаных садо-мазо причиндалах, разыгрывая сцены из жизни строителей. Они убивали и насиловали друг друга, хлестали плетьми, стебали рекламные ролики и Шекспира и делали все это с отличным вкусом, стильно и профессионально.

 

В гостях у Вовы собралось множество разнокалиберных актеров и актрис, как начинающих, так и уже немного известных. В течение вечера подъезжали новые гости, среди которых оказался некий парень по имени Коля (блондин невысокого роста с балетной походкой). Он не выпивал и не закусывал. По ходу тусы, девицы стали почему-то просить Колю спеть. Коля, поотнекиваясь для понту, все-таки встал во "вторую позицию" и нежным тенорком затянул какой-то романс. Пел Коля на самом деле за*бись, громко. Через полтора года я увидел Колино лицо на огромных биллбордах, висевших по всей Москве. Коля оказался Николаем Басковым и как раз собирался дать пять или шесть сольников подряд в Кремле.

 

Несколько дней мы отлично проводили время в немыслимой по своему составу тусовке. Судите сами: мы выпивали с "Машиной Времени" (почти двадцать лет назад я с мамой ходил на их концерт) и бакланили с Макаревичем и Кутиковым о том, о сем; слушали со Скляром новый альбом Sepultura; с Егором из "Мультфильмов" сделали турнир по пинг-понгу, тусили по саунам с Максом Любимовым и Аней Роговой с "Нашего Радио" и пытались с Князем купаться в ледяной реке.

 

О Родине и её городах:

 

Культурный шок может развиться в психическое заболевание, это медицинский факт. Побывав за границей единожды и не в обществе собственных сограждан, начинаешь понимать, насколько же Россия не предназначена для проживания существ под названием "люди". Постоянное существование в атмосфере напряжения, тревоги, нестабильности, агрессии, среди быдла, быков и людей, напрочь утративших человеческий облик, в состоянии преодолевания препон и решения мелких проблем, которые тебе придумывают правительство и сограждане на каждом шагу, не доводит до добра. Пребывание за границей, хотя бы несколько недель, раз в год, я лично оцениваю как необходимую психотерапию для всех нормальных людей, вынужденных жить в этой стране. Выезжайте и лечите мозг! Это полезно.

 

С-Пб, "культурная столица мира", - единственный город, где до сих пор в ходу плевки из зала на сцену, где определенная часть людей ходит на концерты не получать удовольствие, а заценивать.

 

О питерском клубе Там-Там:

В ноябре 93-го "Там-там" был натуральной клоакой, где торговали "кислотой" перед входом в клуб на глазах у охраны (ментов после службы), в фойе, зале, туалетах и на лестнице. Я видел людей с огромными, двадцатикубовыми шприцами, которые отпускали другим дозы прямо в рот из этих самых шприцев. Никто даже не думал шифроваться, создавалось впечатление, что фенциклидин в Питере легализован. Подумать только, "кислая" у них стоила дешевле, чем водка в ларьке, и считалась "бычьим" кайфом! Мы не могли себе такого даже представить. То, за чем мы гонялись дома по полдня, наводя "шифры" и боясь запалиться, то, что считалось у нас чуть ли не символом какого-то психоделического причащения, здесь отдавалось за копейки. Люди проливали стафф на землю, и лишь морщились. Наркотики не делали этих людей ни мягче, ни расслабленнее. Они нажирались PSP как водярой и мрачно о*уевали друг от друга. Думаю, этого описания должно быть достаточно для понимания того, откуда растут ноги у огромного количества групп из Санкт-Петербурга. Этот город ставит такую печать, которую невозможно смыть никогда.

 

Город-чемпион по калу, лежащему на улицах, и непроходимости дорог - Екатеринбург. Там же процветает телефонная проституция, с таким размахом, которого мы не видели нигде больше. Заборы и столбы убиты объявлениями сорта "РОТИК-002", "ДАЮ-331331", "ЧАСИК", "ЛИЖУ", "РАКОМ" и типа того. Есть из чего выбрать. Удовольствие стоит 300р. в час, выбор большой.

 

В Перми мы жили в цирковой гостинице, с объявой на стене типа: "Согласно приказу по Союзгосцирку от 22.07.87 тариф на проживание животных в номерах артистов исчисляется следующим образом: большие собаки и удавы - 250р., маленькие собаки и кошки - 200р., птица - 150р., крысы и другие грызуны - 25р."  Стр.114

 

О наркотиках:

 

У нас был свой дилер, таджик по имени Фарух, который подгонял невиданный по тем временам стафф - "красные" афганские шишки. Его трава была по настоящему убийственной, никто из нас или наших друзей не пробовал до его появления ничего подобного. Помню, когда Фарух впервые раскурил меня ею, со мной случилась натуральная истерика. Я умирал и оживал, задыхался от смеха и холодел от страха, сердце останавливалось и принималось выпрыгивать наружу, от полного обессушивания гортани язык не поворачивался и я был уверен, что уже никогда не смогу разговаривать как все люди.

 

Трава стала для нас обыденностью, мы почти перестали бухать, и тусили во дворе с выпученными глазами круглые сутки. Репы шли своим чередом, особым кайфом для нас тогда было играть накуренными, и вместо того, что бы *бошить рок, мы все чаще и чаще проводили часы в подвале, ковыряя в среднем темпе каждый что-то свое. Примерно в это время Москву накрыла волна так называемой "питерской" кислоты. Выдаваемый дилерами за LSD, препарат на самом деле ни имел с легендарным эйсидом ничего общего. И, тем не менее, условно, все называли это "кислотой", и даже, для пущей убедительности, разведенный в воде порошок высаживался на листы промокательной бумаги, и продавался как "фирменные" дозы LSD. Таким образом "промокашки", или "бумажки" быстро вошли в моду, и даже те, кто принципиально не использовал ничего серьезнее травы, не обламывались от мазы иной раз съесть "кислой". "Кислота", в зависимости от жадности продавца делилась на "польскую" и "питерскую". "Польская" была той же "питерской", только дороже в полтора раза.
Наша "кислая" в отличии о того, чьим гордым именем она называлась, на самом деле была грязнейшим и вреднейшим химическим соединением под названием "фенциклидин", или PSP. PSP крайне вреден для здоровья, если проводить аналогии с бухлом - PSP это что-то типа самой дешевой, подпольной чеченской водки, к тому же сделанной на основе технического спирта.

 

Юмор

 

Вот лишь несколько тем, которые обсуждались в моих программах (Сид некоторое время работал виджеем на «Нашем радио»). Судите сами: "Можно ли трахаться с поклонницами", "Советы по откосу от армии", "Существуют ли на земле нормальные менты", "Мат в эфире и общественных местах" и тому подобное. Как правило, я старался озвучивать наиболее радикальную позицию (даже когда я так не считал на самом деле) и вызывать на себя гнев и ненависть большей части аудитории этой "рок-станции". Помню, как-то, была у меня тема "Секс по телефону". Вопрос стоял так: типа "извращение" это или "нормальная тема"? Я, конечно же, высказался в том смысле, что "секс по телефону" - вообще реальная штука, и что все нормальные люди (по моему мнению) обязаны его время от времени практиковать. У нас был заготовлен один нехитрый радио-трюк. Еще днем мы звонили в одну из таких контор, и записали мою терку с "девушкой". И вот, во время прямого эфира эта запись была пущена, причем так, как будто я прямо сейчас, живьем звоню туда, и ЭТОТ РАЗГОВОР идет на всю страну в прямом эфире. Ко всему прочему, во время трансляции записи, я еще всякими звуками симулировал якобы "дрочилово" в студии. *бать, что тут началось! Шквал звонков, возмущенные ублюдки были готовы стереть нас в порошок! Мы с продюсером едва сдерживались, чтобы ни начать уссываться во весь голос. Одна коза позвонила, и задыхающимся от волнения голосом (сразу стало ясно, что для нее я, как музыкант любимой группы, потерян навсегда. Такой удар!) спросила: "Дмитрий, неужели вам ЭТО на самом деле нравится?" Я такой: "Да! А что такого?!" Она: "Как это может нравиться? Неужели это вас возбуждает?" И тут я угондошил ее насмерть. Думаю, что культурный шок, который она тогда пережила, оставил след на всей ее пустой мудацкой жизни. Я: "Возбуждает? Не то слово! Я тут даже подрочил в свое удовольствие!" Телка только что не заплакала в трубку! Пи*дец, до какой же степени надо быть закрепощенными ханжами, чтобы так реагировать на тупой радио-юмор?

 

О политике:

Едем по Лубянке: "Марк (Marky Ramone, барабанщик легендарной американской панк-группы "Ramones"), смотри - вот главный офис КГБ", "КГБ работает до сих пор?", "Да, но под другим названием", "Путин оттуда?", "Да", "Как он?", "Ну *уй знает, ни так, ни сяк". "А-а. А у вас кто-нибудь, когда-нибудь был хорошим?" Стр.136

 

О старшем (и не только) поколении россиян:

 

Депрессивность и суицид, грязь и затхлость - вот, что близко людям. Они не понимают, как, ежедневно борясь за физическое выживание, можно от чего-то там бодриться. Они не были позитивными, потому что не имели условий для этого. Стр.142

 

 

Приходько



 
artpark.ru Смотри, читай!
© Все права защищены. 2009 - 2018 г.