«Горицвет» сотворил чудо, или «Обыкновенное чудо» в необыкновенном подвальчике

Международный день театра в этом году стал двойным праздником для части  оренбургских театралов. Не случайно именно в этот день состоялось долгожданное открытие нового сезона в студенческом театре «Горицвет»…

Сегодня, как и сорок лет назад, свет рампы объединил под своими  лучами студентов, доцентов, профессоров ОГМА, как говорится, в одном флаконе, точнее, под одним занавесом. Долго не желавший открываться, этот самый занавес, наконец, явил взору зрителей  несколько забавного и неимоверно притягательного художественного руководителя театра  Ефима Давидовича Цинберга, несущего на себе  гордое звание заслуженного работника культуры и одновременно с этим – преподавателя дисциплины со страшным названием – патофизиология. Ловко жонглируя медицинскими и театральными словечками, Ефим Давыдович дал зеленый свет спектаклю «Обыкновенное чудо». Добрая старая сказка Евгения Шварца, пережившая две экранизации и, пожалуй, не один десяток театральных постановок, зазвучала по-новому со сцены театра «Горицвет» благодаря стараниям  режиссера спектакля Татьяны Коршуновой. Источая целый фонтан восторженных эмоций, после премьеры направляюсь прямиком к ней:

 

АртПарк: Татьяна, довольны ли вы премьерой?

Татьяна Коршунова: Очень довольна, хороший спектакль, мне понравился. Хотя и переживала, конечно, как и перед любой премьерой. Особенно волновалась за сегодняшних дебютантов, но, по-моему, все прошло замечательно.

 

АртПарк: Вопрос не о премьере: актеры из медакадемии, в зале по преимуществу медики, вы, я так понимаю, тоже из них?

Татьяна Коршунова: Нет, у меня театральное образование, я профессиональная актриса, всю жизнь проработала на эстраде. Хотя сейчас больше педагогикой занимаюсь.

 

АртПарк: Если не секрет, где вы играли?

 Татьяна Коршунова: Я работала с Задорновым, там начинала свою творческую жизнь. Работала в качестве конферансье, пела, писала монологи.

 

 АртПарк: А  с чем тогда связан интерес к этому театру?

Татьяна Коршунова:  Так получилось. Тринадцать лет  назад (я тогда еще на телевидении работала) меня просто попросили сделать здесь несколько монологов с ребятами. Мне стало интересно. Так я пришла сюда и осталась здесь до сих пор. Сначала были монологи, потом попросили поставить спектакль, и я решила попробовать, хотя и не имею режиссерского образования. Мне  просто повезло: когда я училась в Москве, я бывала на репетициях у великих режиссеров ХХ века.

 

АртПарк:  Назовите хотя бы несколько имен

Татьяна Коршунова: Я училась при Малом театре, и нас  туда прямо выгоняли, там я видела, как репетирует  Евгений Весник, Любшин у нас преподавал, Виктор Иванович Коршунов был нашим руководителем. Часто посещали Вахтанговский театр, так все это постепенно впитывалось… Потом я зачем-то ушла на эстраду, до сих пор не понимаю зачем. Хотя благодаря этому у меня была возможность поработать с  Леонидом Утесовым. Так что я древний человек (смеется).

Когда я училась, мои педагоги уже тогда  говорили мне, что я не актриса, что мне будет тесно в рамках актрисы, что мне необходима власть, простор для деятельности.

 

АртПарк: Ну и теперь вам не тесно?

Татьяна Коршунова: Нет, теперь мне не тесно. Сейчас я не то чтобы режиссурой, я больше какой-то духовной педагогикой занимаюсь. Потому что ведь здесь нет настоящих актеров. Им нравится материал, и мы пытаемся в себе вот раскрыть то, чего может быть, никогда без сцены не открыли бы. Когда открываешь это в себе, то это великая радость, и этой радостью мы и делимся с теми, кто к нам приходит. Мне кажется, у нас получается какой-то «разговор» со зрителем  о чести, о любви, о радости, ненавязчивый душевный разговор.

 

АртПарк: Разговор о чести, любви - то есть вы намеренно выбираете материал с такой моральной направленностью?

Татьяна Коршунова:  Да, я  выбираю то, что волнует меня и прежде всего то, что меня волновало в их возрасте. Я ведь тоже в самодеятельности когда-то, еще до Москвы, участвовала, и здесь мы ставим то, что мне тогда еще нравилось. Эти пьесы не устаревают и по сей день.  Сегодня такой день – день театра, -  и в этот день ушел из жизни великий  актер Михаил Ульянов, и вот мне хочется, чтобы не пропадало то, что этими гигантами  было заложено, чтобы оно продолжало жить хотя бы в такой форме, ненавязчивой, доброй, душевной. Именно таким я вижу наш театр, нашу работу.

 

АртПарк: Вы сказали о самодеятельности. То есть «Горицвет» вы считаете самодеятельностью? Но ведь театру уже более сорока лет, и  он имеет статус народного…

Татьяна Коршунова: И все равно это ни что иное, как самодеятельность. Самодеятельность - это когда люди этим в свободное время занимаются, когда это не хлеб насущный. Но это самодеятельность в хорошем смысле этого слова. Однажды  мы  с Валерием Золотухиным были на гастролях в Узбекистане, и когда поломался занавес, я говорю ему: «Валер, давай сами закроем его?».  А он: «Тань, прям как в самодеятельности!» Я удивилась – неужели это его оскорбило?! Но он тотчас оговорился: «Таня, да для меня же самодеятельность - это свято!!!» Это говорил народный артист…

 

АртПарк: Как по-вашему: накладывает ли отпечаток тот факт, что в зале и на сцене преимущественно медики?

Татьяна Коршунова:  Нет, конечно, и потом в зале же не только медики, а по большей части наши друзья, которые звонят и ждут спектаклей, и просто взрослые люди, которым просто надоела эта коммерцизация искусства, а у нас им очень нравится. Ведь молодежи хочется чистоты, хочется настоящего, непластмассового искусства. А народный театр – это всегда альтернатива – нежность, красота, доброта, чистота- альтернатива без примеси коммерции, альтернатива тому, что паразитирует в наше время – попса, безумие. Молодежь уже устала от этого , и у нас для них как глоток свежего воздуха.

 

АртПарк: Премьера действительно прошла гладко или кто-то все же схватит заслуженный подзатыльник?

Татьяна Коршунова: Нет, по лбу у меня получают только за халатное отношение к делу. Что вы…я же вижу:  они как могли выложились, они полны этим. И зал был хороший, а зал очень помогает актерам.

 

И в самом деле – после премьеры никаких подзатыльников, выговоров, недовольств. Татьяна одаривает своих актеров благодарными улыбками, объятиями,  обменивается с ними добрыми словами, эмоциями, поцелуями.  Эта церемония, кажется, может продолжаться бесконечно, несмотря на грозные выкрики  нервной гардеробщицы, ведь никому не хочется  уходить оттуда, где только что произошло пусть маленькое и вполне обыкновенное, но все-таки – чудо…

 

Серафима Саровская



 
artpark.ru Смотри, читай!
© Все права защищены. 2009 - 2018 г.