Ксения Арсеньева о личном и о публичном

«Мама всегда говорит, что моя искренность меня погубит. Я в интервью часто раскрываюсь больше, чем в других моментах. Но историю не перепишешь, оно было и было. Я поэтому говорю все, как было».

Ее нежный, бархатный голос звучит почти из каждого радиоприемника. Ее фотография на обложке популярного оренбургского мужского журнала. Ее рады видеть в каждом ночном клубе. Она Ксения Арсеньева. 24 ноября у нее был день рождения. А подарком ко дню рождения могут быть не только цветы и торт, иногда гораздо приятнее получить в дар просто добрые и теплые слова.

Досье

Настоящее имя Ксения Золотарева (девичья фамилия - Герасимова)

Семейное положение разведена, но уже несвободна

Любимый цвет синий

Любимое время года весна

Любимый отдых готовка и прогулки по Советской

Любимая музыка релаксирующая

Любимая книга «Мастер и Маргарита» и «Темные Аллеи»

Любимый фильм «Пираты Карибского моря-2», «Титаник», «Шестое чувство».

АртПарк: Работа на радио для тебя - это...

Ксения Арсеньева: Работа на радио- это мой отдых. Это мое...ну, хобби - это детское слово, это для души. В любую погоду, с любым настроением приходишь на радио и если не уходишь с хорошим настроением, то, как минимум с чувством глубокого удовлетворения.

АртПарк: А деньги?

К.А.: Нет, пока я учусь, это не важно. Да и чего можно ждать, работая час в день. Какие деньги? Это для души.

АртПарк: Скоро заканчиваешь учебу, уже думала, чем будешь дальше заниматься?

К.А.: В журналистике мне ближе всего работа в качестве ведущей. Не обязательно в роли той, которая читает чужой текст, текст может быть вполне мой. Это мне очень нравится. Четно сказать, в корреспонденции я себя пока не пробовала и пока меня к этому не тянет. А дальше, вполне возможно я продолжу свою карьеру на телевидении. С «Европы+» я уходить, дай Бог, чтоб все было нормально, пока не собираюсь, потому что мне это очень нравится. Какой бы работы у меня не было, даже если я буду получать очень много денег и работать в какой-нибудь конторе, но «Европа» всегда останется для меня Моей «Европой». Не даром, у нас были люди, которые работали по пять-шесть лет. Я планирую не меньше.

АртПарк: Что ж тебя в этом так привлекает?

К.А.: Я не могу сказать, что меня держит какое-то тщеславие. Я считаю, что ди-джей - это далеко не публичный человек Люди знают только мое имя, и то это мой псевдоним. Мне от этого не холодно, не жарко. Нам «Европе» меня держит атмосфера. Просто бывают места, куда приятно приходит. Например, мы же занимаемся спортом, нам за это не платят, и еще силы надо какие-то прикладывать. Но занимается каждый для себя, для своего удовольствия. И здесь так же.

АртПарк: Ты считаешь, ты достигла верхней планки своего профессионализма?

К.А.: Не дай Бог, я когда-нибудь пойму, что я уже всего достигла! Сейчас к нам приходят молодые стажеры, и по их взглядам на меня, по их отзывам обо мне, по критике, которая была в начале моей карьеры, и по сегодняшней, я понимаю, что опыт у меня все-таки появляется. Хотя все равно есть замечания. Я принимаю все замечания, что мне говорят люди со стороны. Самый большой комплимент мне недавно сделал мальчик, который в скором времени может появиться у нас в эфире. Он сказал: « Когда смотришь на тебя, не видно, что ты работаешь. Такое ощущение, что ты пришла откуда-то, поговорила и дальше пошла». Мне было это очень приятно.

АртПарк: Ты к критике восприимчива?

К.А.: Я люблю критику, когда она адекватна. Я не обижаюсь никогда. Конечно, бывает, что сбивает, когда это подают язвительно. Но на человеке это никак с моей стороны не отразится. Очень внимательно отношусь к мнению коллег с других радиостанций.

АртПарк: А завистников уже успела себе нажить?

К.А.: Честно говоря, есть у нас один субъект, не буду его называть его. Не могу с уверенностью сказать, что зависть, просто неприязнь какая-то ко мне, не понятно, откуда взявшаяся. Я не даю для нее повода, отношусь к человеку хорошо. Мне просто неприятно заходить в какое-нибудь место или встречаться с какими-нибудь людьми и чувствовать негатив. Я никогда в ответ не начинаю перепалки какие-то. Я не могу вариться в чувстве вражды и ненависти.

АртПарк: Расскажи о своей семье.

К.А.: Моя семья - это самое дорогое, что у меня есть. Я очень семейный человек. Хотя на данный момент живу одна, отдельно от родителей. Я одна в семье, но воспитывали меня достаточно строго, но справедливо. Меня в семье окружили большой любовью, но в то же время за всей этой любовью чувствовалась большая ответственность. Всегда, чтобы я не делала, для меня самым важным было мнение моих родителей, а потом уже всех остальных. Хотя на данный момент мне практически не важно, что скажут все остальные. Я очень зависима от мнения своих родителей. Хотя нет, не от мнения, а от отношения. Мнение мне навязать какое-нибудь сложно, я уже выросла наверно.

Мама моя очень красивая женщина. Она очень сильный человек, творческий, она певица, заведующая кафедрой вокала. С мамой мы сейчас перешли на уровень подруг. И если возникают какие-нибудь ссоры, то они возникают именно с мамой. Мы с ней два лидера, две яркие особи пола «Ж», и здесь присутствует некое негласное соперничество. Хотя я, конечно, понимаю и чувствую, что это «мама». Главное слово в нашей жизни.

Ну, а папа... Что тут скажешь, папина я дочь. Хотя папа у нас не красноречив, немногословен, но папе достаточно посмотреть, достаточно улыбнуться, и мне понятно все. Мы с ним на одной волне, нам с папой нечего делить. Иногда, когда в каком-нибудь разговоре с мамой, папа принимает мою сторону, мама в шутку так говорит: «Ну, конечно, это же твоя любимая женщина!»

АртПарк: А к кому ты первому идешь за помощью и советом?

К.А.: Когда возникают какие-нибудь проблемы, я всегда разговариваю и с мамой, и с папой. Хотя мама внешне все переносит спокойнее, а папа… Он виду не подает, но я знаю, что он очень переживает.

АртПарк: А как папа отнесся к твоей достаточно откровенной фотосессии в мужском журнале?

К.А.: Ну, он не сразу все узнал. Я сначала маме все сказала. Мой молодой человек, когда увидел некоторые фото, сказал, что не хотел бы быть на месте моего папы. А потом, уже когда отснялась, я ему сказала, что поступила такое предложение. Он улыбнулся и сказал: «Ксюша, это же позор!» Но по его тону я поняла, что он не против. А когда он открыл журнал, я была в шоке, потому что на его лице было умиление и гордость. Я такого не ожидала. Он опять сказал: «Позор!», - но так улыбался, что я сразу успокоилась.

АртПарк: А молодой человек, что сказал?

К.А.: Молодой человек очень ревновал меня к фотографу. Он сильно возмущался, говорил, что да, на фотках ничего не видно, но я представляю, как ты там переодеваешься, выходишь. Но ничего категоричного он мне не говорил. Хотя я от него такой реакции не ожидала, он сам актер должен понимать, что такое в работе допустимо. Но когда я ему сказала о съемках, он мне написал: «Ну, вот : (!» У нас даже небольшая размолвка была.

АртПарк: Какой он, твой принц?

К.А.: Костя... Костя очень похож на моего папу. Это, наверно, одно из первых его преимуществ для меня - у него зеленые глаза, он рожден в октябре. Костя с одной стороны очень любящий, с другой стороны очень сильный и заботливый человек. Это для меня очень важно. Потому что, не смотря на все мои рога, на все мое стремление идти вперед, я очень слабая женщина. Я считаю, что женщина должна быть слабой, не только казаться, но и быть. Я, может, в силу того, что выросла под папиным крылом, я не могу быть одна. Не хочу ни кому доказывать, что я такая вся независимая. Нет, пусть у меня будет человек, чье мнение и слово будут для меня неоспоримо. Хотя я, конечно, буду спорить, но через это слово я не переступлю. Для меня это Костя..

АртПарк: Для многих не секрет, что ты была замужем, не поделишься?

К.А.: Спокойно. Тогда свадьба была логическим продолжением наших отношений, логическим завершением обстоятельств, которые тогда были. И для нас, и для наших родителей. Сейчас я понимаю, что кроме, любви меня ничто не сможет удержать в отношениях. Я не могу. Я никогда не велась и не поведусь на какие-нибудь материальные или иные блага. Если я выходила замуж, я, как минимум, была сильно влюблена. Со временем, наверное, прошла влюбленность. Сейчас мне трудно сказать, была ли тогда большая любовь. Потому, что любовь - это когда принимаешь человека со всеми его недостатками. А тогда так получилось, я так считаю, что мы просто поняли, что мы просто не те люди, которые хотят быть вместе. Нам было вместе слишком некомфортно. И никто из нас хотел жертвовать. Что было для меня самым главным, то для него было далеко второстепенным. И наоборот. Это были несостыковки на очень главном плане. Хотя мы не ругались, у нас не было никаких бытовых проблем. Мы мирно жили и так же мирно разошлись. Очень тяжело все это переносили мои родители. К сожалению, с его родителями я сейчас не общаюсь, но думаю, им тоже было непросто. После развода мы некоторое время поддерживали отношения, все-таки родной человек - есть родной человек. Затем была попытка примирения, тяжело она очень прошла. Потому что перед смертью ненадышешься. Сейчас мы не общаемся, в смысле не беседуем долгими вечерами по телефону, но и напряжения в отношения нет. Я же конченый миротворец. Егор сейчас встречается с девушкой, я тоже счастлива. И это главное.

АртПарк: А почему ты оставила себе фамилию Егора?

К.А.: Я думаю, это был бы своего рода плевок в спину, если б я себе вернула девичью фамилию. Плевок в сторону Егора и его семьи. Тем более что фамилия это не самое главное.

АртПарк: Ты столь откровенна...

К.А.: Мама всегда говорит, что моя искренность меня погубит. Я в интервью часто раскрываюсь больше, чем в других моментах. Но историю не перепишешь, оно было и было. Я поэтому говорю все, как было.

Ольга Прихода

фото из личного архива Ксении



 
artpark.ru Смотри, читай!
© Все права защищены. 2009 - 2018 г.